«И тогда я пообещал Небесам, что если она выживет, я стану для неё всем»